.: Сайт п. Углекаменск и с. Казанка Приморского края :.

Архив статей об Углекаменске и Казанке


Автор: Гажа Э. | Источник: primgazeta.ru | Углекаменск: люди | Просмотров: 488 | Комментов: 1

«Я слишком хорошо помнила свой детский дом» – многодетная мама


Тогда, в середине 60-х, маленькая Лариса не боялась темноты. Чего ее было бояться? К этому наказанию – провести несколько часов в сыром подвале – детдомовцы были привычны. Боялась Лариса только крыс. Спастись от жирных наглых тварей можно было, лишь уцепившись за цементную трубу и зависнув на ней столь долго, насколько хватало сил. А сил было немного: Лариса росла маленькой, крысы же были большими. В ее несчастливом доме детства крысы всегда кушали лучше детей.

Но даже не это было самым страшным в бездомном детстве Ларисы Деревцовой, сегодня ставшей приемной мамой троих девочек. Самым страшным было, когда в детский дом приходили красивые и хорошо одетые взрослые «выбирать детей в семью». Она знала точно: ее не возьмут, потому что нет документов о ее рождении, да и не было, когда ее подбросили к порогу казенного заведения. Без них не могли отдать ребенка новым родителям, не имея согласия или свидетельства о смерти родных мамы и папы. Других же форм приема в новую семью в нашей стране в шестидесятые годы прошлого века еще не было. Так Лариса и выросла в казенных стенах.

Пять на пядь


Сегодня, когда в России существует несколько форм приема ребенка в семью, забрать малыша из детского дома можно без излишних перипетий. По крайней мере, в Приморском крае точно. И сама Лариса, мать-одиночка с двумя дочерьми-двойняшками, взявшая под опеку еще трех девчушек из детского дома в Партизанске – прямое тому доказательство. Это не говорит о том, что детей в нашем крае отдают первому встречному. Конечно же, каждая семья, которая решает взять ребенка из казенного учреждения, строго проверяется. Но Ларисе поверили сразу: она, медсестра по образованию, выходила не одного инвалида в Партизанском районе, работая сиделкой на дому. И теперь у Ларисы пятеро детей.

Первое, что бросается в глаза, когда переступаешь порог небольшого, словно прижатого к земле, дома семьи Деревцовых, это счастье. Непонятно, откуда оно берется в этом неказистом трехкомнатном строении, но оно есть, его видно. В доме вкусно пахнет немудреными, очень домашними угощениями: отварной картошкой, квашеной капустой, душистыми соленьями. Гостям, чувствуется, рады всегда. Одна из старших двойняшек, Лена, смеясь, показывает на аккуратно выложенную на тарелочке селедку: «Тоже своя, – шутит девочка, – на огороде выловили. Затопило нас этим летом!». Улыбаясь, показывает кадры последствий тайфуна, рассказывает, как спасали огород – все 15 соток, которые в основном кормят семью. Пядь земли на пять детей. Питаются Деревцовы без изысков, но досыта и в удовольствие, что очень заметно: младшие, не так давно покинувшие казенные стены, не «косят глазом» на сыр и колбасу и не таскают со стола плюшки и конфеты.

– В первые дни после того, как я забрала девочек, каждую ночь просыпалась от стука дверцы холодильника, – рассказывает Лариса. – По ночам ели. Я сначала молчала, ждала, пока надоест, а потом прекратила это. Все-таки дома уже живут. Но для себя еще раз решила: голодать мои дочки никогда не будут. Ведь, собственно, с одной булочки история и началась.

Лиха беда начало


С первой приемной дочкой Лариса познакомилась так. Девочка зашла в поселковый магазин, где тогда работала Лариса, и робко попросила:

– Можно мне булочку, без денег? Я очень есть хочу. А еще, кажется, папа маму убил.

Это уже потом выяснилось, что кроха три дня просидела возле мертвой мамы, потому что не верила, что та не проснется – бывало, что нетрезвый сон матери длился сутками. После этого последовали хлопоты по устройству малышки в детдом, суд над отцом, его арест, лишение прав и все остальные казенные мероприятия. Несколько лет Лариса навещала малышку в детдоме. Потом забрала.

– Конечно, сначала посоветовалась со старшими дочками, – говорит Лариса. – Они не были против, даже обрадовались. Да и не могло быть иначе. Знаете, вот моим старшим по 15 лет, а я не помню, чтобы они хоть раз поссорились, накричали друг на друга. Так же и с маленькими. Бывает, что я повышу голос – не без этого, хоть и знаю, что для них это самое страшное наказание.

Сегодня к первой удочеренной девочке присоединились еще две приемные сестренки. Обе – со сложностями в развитии и потенциальными сложностями в воспитании. Одну из них нашли в лесу: девочка на тот момент была совсем одна, и выяснить, как долго она там жила, не удалось. Вразумительно разговаривать маленькая Маугли начала только через полгода, бывшая «лесная находка» до сих пор ходит в коррекционную школу. Вторая девочка с пеленок росла в детском доме – жуткая непоседа, чертенок-самородок. В ее портфолио, наряду с наградами за победы в творческих соревнованиях, категорический отказ учителя танцев заниматься с ней.

– Односельчане до сих пор, бывает, крутят пальцем у виска, – делится Лариса. – Дескать, решила оформить опекунство, так надо было брать с хорошей наследственностью. А тех, кто с плохой, кто возьмет? Я знаю, на что согласилась. Я просто очень хорошо помню, как сама в детстве стояла в линейке «детей на выбор» (была в том детдоме такая процедура: раз в месяц, в дни приезда приемных родителей, малых отмывали, одевали покрасивее и, как рабов на рынке, выстраивали в ряд). И знала, что меня никогда не заберут домой. Но если бы меня взяли, той семье я отдала бы всю себя.

Семья – это всё


Лариса уверена, что ребенку, который не изведал горькой доли сиротства, никогда не понять единственного жгучего желания оказаться в семье. Да, дети бывают разные, бывают и те, кому просто удобно жить в детском доме, где им все по умолчанию обязаны. Но таких – единицы. Остальные готовы стать самыми лучшими только ради того, чтобы было к кому забраться подмышку вечером, прижаться потеснее и сказать всего одно слово: «Мама».

Забрав троих девчонок из детского дома, Лариса сразу же окунула их в жизнь многодетной семьи. У них впервые появились домашние дела. Но что эти обязанности по сравнению с тем, что у каждого из детей теперь есть свой собственный день рождения! Не тот, который справляют вместе со всеми ребятами, родившимися в один месяц в детском доме. А самый настоящий, с посещением кафе, с клоунами, воздушными шарами и лично приглашенными гостями. На каждый такой праздник из небольшого дохода семьи приемная мама откладывает деньги. Потому что по себе знает: день рождения – это болезненная мечта каждого детдомовского ребенка. Как и свой собственный уголок в квартире. Тот, в котором можно почитать книжку или сшить кукле платье, но главное тогда, когда этого захочется тебе, а не тогда, когда, например, рукоделие по расписанию. И чтобы обязательно можно было чуть-чуть намусорить, а потом убрать.

Такие уголочки, несмотря на то что дом у Деревцовых небольшой, есть у каждой из сестер. Диана в свои восемь лет любит забраться на нижний этаж новой симпатичной двухъярусной кровати – там у нее «домик». Девятилетняя Даша присмотрела себе уголок в маминой комнате: там очень хорошо посидеть с книжкой, чуть в стороне от шума, который феерично умеет создавать вторая Даша, ее ровесница – талантливая, умница и непоседа. У старших любимое место, понятно, у компьютера, но у Лены есть кисти и краски (в доме развешаны ее картины), а у Елизаветы – гитара.

Как ни странно, самая стеснительная из пятерых детей – одна из двойняшек, Елизавета. Сказываются перенесенные операции.

– Много боли перенесла моя девочка, – говорит Лариса, не делая при этом скорбного или жалостливого лица. – Но нам осталось совсем немного: операции две-три, и к совершеннолетию, знаем точно, будем абсолютно здоровы. Вот завтра опять – на консультацию во Владивосток, а вечером домой, в Углекаменск. Послезавтра с утра – снова во Владивосток. Такое расписание в семье – для всех на ближайшую неделю. Пока кто-то в отъезде, вся работа по дому делится на оставшихся. Во Владивосток сейчас приходится ездить чаще, потому что у младшей Даши там нашелся брат. Он живет в специализированном детском доме, его болезнь неизлечима – ДЦП. Но сколько было радости, когда он обрел сестру, когда Дашка приехала к нему впервые! Сегодня они уже не мыслят жизнь друг без друга.

Дом родной и дом казенный


Девочек Лариса взяла на условиях опекунства – для этого не нужно было проходить через суды. При такой форме приема в семью государство доплачивает родителям около 10 тысяч за ребенка. Лариса говорит, что это большая помощь:

– После того как первую дочку взяла, от одной работы пришлось отказаться. Я подумала, что старикам-то сиделок их собственные дети найдут. А этим малышам я смогу дать гораздо больше, чем пожилым: не просто уход, а семью, любовь и маленький мир, в котором они смогут поселиться.

И вот что интересно: по словам приемной мамы, усталость от жизни сменилась молодостью и здоровьем. В пятьдесят с небольшим Лариса выглядит прекрасно. Не скажешь, что эта женщина перенесла смерть первой дочки и уход мужа из семьи…

– Вы знаете, вот как кто-то подменил меня, как только решение приняла, – Лариса открыто улыбается и даже не собирается суеверно плевать через плечо. – Я просто уверена, что кто-то наверху поверил в мою искренность.

Наверное, так и было. Потому что следом ей поверили органы опеки и попечительства да и все люди, с кем пришлось вести переговоры. У Ларисы появились дети, небольшие деньги на их содержание и главное, силы и здоровье.

– Мне есть для чего жить, и каждое утро становится началом. Конечно, не без сложностей. Бывает, и девочки не слушаются, и люди мне за деньги, которые от государства получаю, косточки моют. Всем хочу сказать: на детях не заработаешь. Но я о другом. Денег лишних у нас, конечно, нет. Но есть семья, а в ней интересная арифметика: если траты умножаются на пять, то проблемы на пять делятся. Это если семья настоящая. Я бы вот одна воды в дом не натаскала.

Первый раз за весь разговор Лариса вздыхает и смотрит на ряд ведер емкостью от трех до десяти литров, выстроенных в коридоре. К вечеру надо принести из колодца, что через дорогу, литров сто с небольшим.

– Меньше никак, ведь нужно всех помыть, дом прибрать, постирать, огород полить. Сто литров – это минимум. Обращалась я к нашим депутатам, чтобы помогли с водопроводом, пока жду ответа. Вы знаете, если бы нам воду провели, то два часа отдыха в день подарили бы, – смеется многодетная приемная мама, внимательно осматривая банки с домашней консервацией, которые старшие девчонки вытащили из подпола, чтобы дать гостям в дорогу. Варенье, помидоры, огурцы…

– И не смейте отказываться! – машет на прощание руками Лариса. – Да чтобы от нас, из деревни, гости с пустыми руками уехали?! Вы нас обидите, если не возьмете! Счастливого пути!

Эльвира Гажа
Фото Глеба Ильинского

primgazeta.ru, 13.11.2015


Комментарии (1)

N1 Добавил(а): Землячка | Дата: 10.12.2015 14:41:27

Молодец Лариса! Счастья Вашей семье!

Ваше имя (не обязательно)

Текст *







Последние 100 альбомов   >>


id 5214 (без подписи)
Добавил: Николай
Дата: 1 дн 5 ч назад
В теме: Новости и слухи (Углекаменск и Казанка)
• Погода •
• Даты России •
Праздники России
• Посетители сайта •

© 2008-2017 Uglekamensk.info