.: Сайт п. Углекаменск и с. Казанка Приморского края :.

Помиловка 6. Взять обещанный венец

1 2 3 4 >>

Более семнадцати лет Сергей Трусов провел за решеткой. В настоящее время проживает в г. Владивостоке. Является активным членом поместной церкви. Женат, воспитывает троих детей.


Господь – Пастырь мой; я ни в чём не буду нуждаться: Он покоит меня на злачных пажитях и водит меня к водам тихим, подкрепляет душу мою, направляет меня на стези правды ради имени Своего. Если я пойду и долиною смертной тени, не убоюсь зла, потому что Ты со мной; Твой жезл и Твой посох – они успокаивают меня. (Пс. 22:1-4)


Вся моя сознательная жизнь до покаяния была сопротивлением Богу.

Я – один из тех сынов противления, о которых говорится в Библии, как об обреченных на погибель. Ведь я сопротивлялся Ему, никогда не сомневаясь в Его существовании.

Моя семья была довольно благополучной. Отец, Трусов Николай Александрович, ветеран войны, бывший танкист, закончил свой боевой путь на Дальнем Востоке. Его мать (моя бабушка), сестра Мария – так все называли ее, была глубоко верующей женщиной, благочестивой молитвенницей. Её имя до сего дня известно среди православных верующих. Бабушка нянчила меня до 4-х лет. Воспоминания о ней коротки и отрывисты, но наполнены каким-то радостным светом. Она навсегда для меня осталась идеалом чего-то высокого, недоступного, неземного. Сейчас я понимаю: просто она излучала любовь Христа ко всем людям.

Обо мне бабушка говорила: «Сережка – Божий человек, сердце у него доброе», и, хотя у меня был старший брат Александр, в семье любимцем всегда был я. Может быть, это и сделало меня эгоистом. Я всегда требовал к себе особого внимания.

Моя мать, Тамара Степановна, всю жизнь проработала в торговле. Она была очень красивой женщиной, некоторые люди приходили в магазин лишь для того, чтобы полюбоваться ею. Отец за три года, проведенных на фронте, не получил ни одного ранения, за исключением выбитых зубов, но в 1958-м году его чуть не убило в шахте. Был поврежден позвоночник, и он навсегда стал инвалидом. Мать до последнего его дня оставалась с ним и была верна ему.

Брат окончил Владивостокский институт и стал геологом. Его мечта открыть месторождение золота так и не осуществилась. Он погиб в 2001 году.

Что касается меня, то в школе я учился неплохо, в начальных классах был отличником. Любил животных. Отец привил мне любовь к природе. Часто брал меня с собой в тайгу и на рыбалку. Никогда не забуду того момента, когда мальчишкой, лазая по скалам, я остался висеть на одних руках, держась за шатающиеся камни. Тогда, посмотрев вниз, я вдруг понял, что если упаду, то убьюсь, и это очень огорчит родителей. Мне совершенно не было жалко себя, я боялся, что моя смерть причинит им ужасную боль. И как только я так подумал, чья-то невидимая сила помогла мне взобраться до первых деревьев. Даже тогда я был твердо уверен, что это – Бог.

До 12 лет, как в школе, так и в повседневных делах, я подавал большие надежды. Родители были спокойны за меня. Не помню, хотел ли я кем-либо тогда стать, но был твердо уверен, что чего-то высокого и большого обязательно достигну.

В тот момент я начал понимать, что такое хорошо и что – плохо, и очень хотел быть всегда и во всем смелым и справедливым. Однажды возникла ситуация, в которой я оказался не на высоте. У меня разладились отношения с девочкой, которую я очень любил. И в этой неудаче я обвинил Бога. Помню, как-то ночью я швырял камни в звездное небо и кричал: «Ну, где ты, Бог?! Это Ты во всем виноват. Я ненавижу Тебя! Даже думать о Тебе не хочу!!!». С этого самого момента я начал сознательно поступать вопреки совести и здравому смыслу. Теперь я понимаю, то самое отречение от Бога повлияло на всю мою оставшуюся жизнь. Именно тогда я встал на путь, ведший в погибель. С этого времени во мне будто начали жить сразу 3 человека. Один для дома, другой для школы, третий для улицы. Когда в 16 лет я оказался на скамье подсудимых, мои родители ужаснулись.

После 8 классов я хотел поступить в военно-морское училище, горел желанием увидеть дальние страны. Песня «И тогда вода нам, как земля...» не сходила с моего языка. Но при сдаче экзаменов мне очень не понравились вахты, так как на них нужно было мыть полы. Я решил, что терпеть это четыре года – слишком большой срок, и специально завалил экзамены по математике, хотя билет попался легкий. Я поступил в горный техникум, откуда через полгода меня отчислили за прогулы. Пошел в ГПТУ – и, как уже писал, к ужасу и изумлению родителей, в 16 лет оказался на малолетке.

В то время среди шпаны было модным воровать лошадей и по нескольку дней кататься на них. А по пути хулиганить, обворовывать магазины и киоски.

Год я отсидел в колонии. Что меня поразило, когда после суда меня привезли в лагерь, – нашей отрядной песней была «И тогда вода нам, как земля...». Уже тогда я понял, что мы, люди, сами выбираем свой жизненный путь.

Трудновато пришлось тянуть тот первый короткий срок. Для меня всегда считалось омерзительным быть «общественником». А в то время только они и жили в свое удовольствие, и то не все. С самого начала своего преступного пути я определился быть «черным».

Когда освободился, даже не вспоминал о Боге. Мне нравилась преступная жизнь. Именно в этой среде я хотел быть первым, отчаянным, хладнокровным и преуспевающим. В кругу преступников и наркоманов чувствовал себя, как рыба в воде. Вскоре опять оказался за решеткой. В одной из междоусобных драк я и мои друзья вышли победителями. В то время за это сажали. Дали по году. Сразу, как только исполнилось 18 лет, попал на строгий режим. Шел 1978 год.

Тогда я ощущал себя искателем правды, потому что везде, как на воле, так и в лагере, видел ложь и лицемерие. На строгом режиме познакомился с так называемыми «людьми», и с самого начала своего преступного пути избрал для себя бродяжью арестантскую позицию.

Через год освободился, а спустя 10 дней опять оказался за решеткой. На этот раз я подрезал человека. Слава Богу, он остался жив, и мне дали 5 лет. Отсиживал этот срок в ИТК-20, пос. Кролевец. Там я уже в полную силу стал утверждать свое арестантское положение. С самого начала стал стремиться к «правильной» жизни. Что только со мной не происходило за эти 5 лет! Много суток отсидел в ШИЗО. Там-то я и узнал, что такое голод (в ШИЗО кормили один раз в двое суток). Но меня это не смущало, наоборот, я даже любовался собой: ах, какой я правильный и целеустремленный!

Тогда же, помню, произошел один случай. Идем в строю, мужики разговаривают между собой об иеговистах, о спасении. Я возьми, да и ляпни, что буду одним из спасенных. Хлопцы рассмеялись: «Ты что, Серега, их всего 144 тысячи!» «Ну и что, – говорю, – все равно буду одним из них, не хочу умирать». В то время я много философствовал. Прочел кучу всевозможной литературы и рассуждал о Боге, как о каком-то высшем разуме, который руководит Вселенной, но только не людьми. Я был уверен, что на земле правит Сатана. Верил во всевозможные рассказы о колдовстве, ворожбе и заговорах. И, хотя со мной ничего подобного никогда не происходило, всегда хотел прикоснуться к этой мистике.


1 2 3 4 >>






Последние 100 альбомов   >>


id 5119 (без подписи)
Добавил: Николай
Дата: 13 ч 27 мин назад
В теме: Новости и слухи (Углекаменск и Казанка)
• Погода •
• Даты России •
Праздники России
• Посетители сайта •

© 2008-2017 Uglekamensk.info